Hgh, Katz (Сингапур)

День Один, короткий. Сингапур — Данпасар — Кута.

Для начала — о главном. Жена порешила устроить мужу сюрприз. И не банальный танец со скидыванием одежки, а эдакое чего-то. Велела:

- взять два дня отпуска

- подписать какой-то кусочек бумажки

- отдать на пару дней паспорт.

А в результате? А в результате ваш покорный слуга несется, отпросясь с работы пораньше, в аэропрот и даже не знает, куда полетит. Всей информации о цели — “Дуй на первый Терминал, 14 ворота.” Ну и ладно. Прибегаю. К началу погрузки рейса Сингапур — Данпасар, что есть международный аэропорт на острове Бали, Индонезия, если кто не в курсе. Я, например, в курсе не был.

Ладно. Не суть. Паспортный контроль прошли (еще бы, уж выпустить-то — всех выпустят. Иногда — даже выгонят). Купили пузырек мартини. Чтобы лететь не скучно было. Ибо они, индонезийцы то бишь, — мусульмане, мало ли, может, наливать не будут. Но наливали... Правда, при посадке зачем-то отобрали маникюрный наборчик. И тут же в самолете сервировали обед металлическими вилками и ножами.

Полет — нормальный. И короткий. Потом — выгрузка, аэропрот, больше всего напоминающий родное (в чем-то) ДК им. Калинина и паспортный контроль, часть два. Тут начинается веселкость. Потому как по странному стечению обстоятельств у Кати виза нормальная, а у меня — только для посещения островов Бинтан и Батам. Подавали документы вместе. Формы заполняли одни и те же. Бред. Но ... Не пускают.

Пришлось открывать рот. Рты мы с иммиграционным офицером открывали однообразно. Он говорил, что с такой визой мне нельзя въезжать на Бали. А можно — на Бинтан. Я же утверждал, что подавал документы на нормальную визу. После пяти раундов переговоров офицер сдался и поставил-таки штамп в паспорте. Так-то, братушки.

Балинизийский обменник не впечатлил. Выданная сумма — тоже. У меня когда-то стипендия была, повышенная, и вполне составляла миллион карбованцев. Так что к миллиону рупий я отнесся спокойно. С такси проблем не было. На выходе поджидала толпа аборигенов со страстным желанием отвезти куда-пожелаешь на лице. Мы желали — в Куту, где у нас был еще до поездки забронирован отель на первую ночь. Отель хороший, так что тоже все было быстро, прилично и без эмоций.

Бросили вещи и пошли на пляж, прихватив купальные принадлежности. Цвета песка мы не разглядели, что было хорошо, как выяснилось днем. Шумел прибой, играла музыка, пахло жарящимся шашлыком, сияли звезды (осмелюсь заметить — не наши, а наоборот, Южного полушария) и впечатление портила лишь неизменная Макдональдсовская буква “ М ” на горизонте. В “ М ” мы не пошли из-за ассоциаций, а наоборот, поужинали шашлычком, но по-местному, из курочки. На этом, собственно, день нумер Раз и закончился.

День Два. Кута — Убуд (через храмы и слонов).

Проснулись и сразу побежали купаться. Песок оказался не белым, и даже не черным, а грязно-серым, но нас это не очень расстроило, так как мы шли купаться. Поплавать не получилось — волны резво набрасывались на нас, смывали остатки одежды, и укатывали дальше по своим делам. Зато получилось неплохо попрыгать в этих самых волнах. Мы представляли себя поплавками, запрыгивали на волну и ехали на ней, пока она не опрокидывалась вместе с нами. Занятие забавное, развивает внимание к окружающему миру, ибо стоит зазеваться, и окружающий мир больно стукнет по шапке. Всей своей волновой составляющей.

Увеличить

После купания был арендован абориген с транспортом. Арендован был по не очень хорошим условиям, потому как на Бали торгуясь надо начинать с цены как минимум втрое ниже, чем предложенная. Мы же зачем-то углубились в пересчеты, в итоге момент был потерян и вместо того, чтобы сбить цену вдвое, мы довольствовались лишь двадцатипроцентной скидкой. Ну и ладно, шут с ним. Пусть и ему будет хорошо.

Водила попался разговорчивый. Сразу же предложил отвезти нас на пляж. (Необходимая подробность — договорено было о машине с шофером на три дня. Километраж, место жительства шофера и бензин — его проблемы. Часы работы — тоже.) Но был послан в храм, куда нас и повез.

Храм понравился. Забавный. Плюс у нас была с собой книжица про местные верования и обряды (коктейль ранних хинду с местным анимализмом), так что было не скучно. Местные воротца в виде раздвинутой башни (эт чтобы демоны думали, что это не вход, а башня, и не перлись вовнутрь), для тех же демонов — спецсооружения на перекрестках — чтобы они дорогу найти не могли. Поговаривают, что с той же целью в процессе похорон на Бали положено прыгать и танцевать с гробом, дабы дух покойничка не нашел дорогу обратно.

УвеличитьУвеличитьСтоит заметить, что, будучи вроде бы как носителями православного хиндуизма (раньше всех откололись от основной ветки, далее развивались самостоятельно), балинезийцы в хинду так и не поверили, и по сей день продолжают воздавать должное своим древним божествам. А поскольку изображать старых богов запрещается — пошли на компромисс, и то там, то тут можно увидеть пустой каменный трон с жертвенничками у подножья. Суть вот в чем. Борода должен помнить мой 19-ый день рождения, когда в комнату в Двойке, где мы праздновали это событие, зашел участковый студгородка и спросил: “Распиваете?” Мы тогда резко допили последнее и поставили рюмки и отбились вопросом на вопрос: “Кто?” Тот же ход. И понятно, кому трон, и нет формального повода применить власть — нет же изображения.

Погуляли по окружающему храм городку. Сфоткали местную девчонку и местную же курицу.

Увеличить

Затем поехали дальше. Велели везти себя в слоновий парк. На входе в данное сооружение были замечены ворота с дружественной надписью: “Посторонним В. Только для слонов.” Людям предлагали другой вход.

Слоны, надо сказать, не впечатлили (правда, они на Бали привозные, весь табунчик содержится только на потеху туристам). Впечатлил слоновий хрен, неосторожно приподнятый главой тамошнего слоновьего семейства. Ндя... Сколько волка ни корми, а у слона все одно толще. Не впечатлили сограждане, позволявшие слонам одевать на себя венки из проволоки с травой.

УвеличитьУвеличитьПосле чего нас отвезли в Убуд. Эт такое средоточие культуры в центре острова. Вся дорога проходила с небольшим положительным уклоном. Вдоль нее бежали домики и рисовые поля. Кое-где — еще полностью под водой, ни травинки сверху. Местами — с легкой порослью, другими местами — уже скошенные ... Тропики, что с них взять! Круглый год сажают рис, круглый год собирают урожай. Едят его тоже круглый год.

В Убуде попытались поселиться. Водила повозил нас по гостиницам и был послан отдыхать. Потому как ничего путевого по приемлимой цене предложить не смог. Посему был отправлен в обезьяний лес до завтра, и радостно убежал. Видимо — таксерить. Мы же быстренько нашли приличную комнатушку в эдаком “пансионе”. Такой себе дом с двориком, по периметру которого — двухэтажные котеджики, в которых, собственно, и ночуют туристы.

После поселения — прогулка. Разумеется — со жратвой. Так как практически весь день — не евши. Вышли мы на харчевый промысел по местным меркам рановато, потому как все харчевни были пусты, но все же работали. Однако брюхо там набивали исправно, что нас исправно же радовало.

Увеличить

Следующим номером программы были избраны наши любимые случайные прогулки. Стиль — пойди туда, не знаю куда. Поскольку в Убуде мы ничегошеньки не знали, любое направление данному стилю вполне соответствовало. Посему пошли прямо.

По дороге на глаза попались: четыре местных танцевальных коллектива, продававшие билеты на свои выступления, где средствами пластики выражали свои балинизийские мечты, футбольное поле, пара магазинов электротоваров с богатым выбором лампочек Ильича, изготовленных под его чутким руководством (Леонида Ильича, если кто не понял) и даже целый супермаркет. В нем продавали почти все. Кроме — как водится — самого необходимого в данный момент. В разряд самого-самого входили: конфискованные при посадке в самолет маникюрные ножницы и переходник с сингапурско-английской трехзубой электророзеточной вилки на местную, европейскообразную. Обоих предметов найти не удалось.

После магазинов просто прогулочка продолжилась. Тем временем стемнело. А надо бы заявить, что местный народец с наступлением темноты на улицу предпочитает не выходить вообще. Так что километраж нарезался по пустынным мостовым. Аж до тех пор, пока...

...Какой самый простой способ отыскать приключения? Правильно, попытайтесь срезать угол в незнакомом месте! Как уже было сказано — на улице стремительно темнело. Вокруг — ни души. Особенно — туристической. Решение зрело недолго — пора возвращаться в отель. Ну и пошли... Я предложил не возвращаться назад, а пройти прямее, благо, улочка была тут же, общим направлением — в нужную нам сторону...

Через пару метров улочка пошла круто вверх. Что нас не остановило (а зря). Через пару сотен метров на нас стали порыкивать местные собаки. А их там много. И все — бродячие. Причем собаки порыкивали не только впереди, но и сзади. Собирались в стаю и глазели на нас неодобрительно. Решение созрело стремительно, столь же стремительно было приведено в исполнение — мы забежали в ближайшую лавчонку. Хозяин тут же смекнул в чем дело и предложил нам транспортировку домой. Разумеется — не бесплатно. Предприимчивый дедок, однако...

...Стая собак разочарованно проводила машину, увозившую нас с поля несостоявшейся баталии. Ну а мы, мы приехали домой и сразились с комарами. Плюс — пили пиво. Плюс читали книжецы на веранде. Вот и весь вечер. Утром же нас ждал день три.

День Три. Обизяны — Горы — Ловина.

Ночью журчало. Что и где — не понятно, да мы и не выясняли. Наутро же обнаружилось, что сломался насос, и нет воды. Холодной. С наличием горячей воды и отсутствием холодной социалистическое прошлое нас не сталкивало. И за это мы возблагодарили родную страну, так как умываться кипятком еще хуже, чем просто холодной водой. Хозяйке (и хозяину) на заметку — умываться в этом случае необходимо из душа, подвесив его повыше. Водяные брызги ловить в ладони — как можно ниже. Физика-с :). Правда, стоило лишь нам объявить ритуал утреннего омовения законченным, как холодная вода вернулась в краны. Так-то. Физика — вещь хорошая, но сантехник — лучше.

Следующей удивительной особенностью этой гостиницы было то, что хозяин лично принес нам завтрак в номер. А когда мы спросили его о переходнике к розеточке (так же был забыт в спешке и неясности сборов), — выдал нам свою собственную зарядку к телефону, перерыв весь дом и обнаружив, что нашу вилку не примет ни одна здравомыслящая розетка.

Насытив себя и телефоны, мы выписались из отеля и устремились вперед — покорять просторы Бали и перевал Гунунг Батур (или не совсем так — за ними разве повторишь!).

УвеличитьУвеличитьПервой осмотренной достопримечательностью в этот день стал Лес Обезьян, находившийся все в том же Убуде, но не осмотренный ранее по причине своего раннего закрытия. Мы встретились с водителем, отдали ему на сохранение рюкзаки и вошли в рощу, окружавшую три старых храма, в которых поселились обезьяны, на радость туристам, и, как следствие — жителям. Ибо данная порода обезьян на Бали считается священной, да и только на Бали и живущей.

УвеличитьУвеличить

Обезьяны были везде, и наличие туристов в лесу занимало их мало. Они всем коллективом искали друг у друга блох, нянчили малышей или медитировали прямо посреди дороги. Некоторые катались на ветках, держась за них хвостами. Все обезьянки чем-то напоминали панкующих старичков. Туристов, естественно, занимали только обезьянки. Оно и понятно — тварюки занимательнейшие.

После Обезьяньего леса путь был относительно прям и заборист — перевалить через перевал Гунунг Батур и выехать к морю на севере этого самого Бали. Дорога все более походила на горную — серпантины, терассообразные посевы риса по склонам гор, обрывы по обочинам...

Мы же безостановочно мчимся вперед. Мчимся — более чем относительно. Кстати! Совет приезжающим на Бали — не берите транспорт на прокат (если, конечно, нет желания провести весь отпуск, стоя у этого самого транспорта в ожидании техпомощи после очередной аварии), разве что вместе с водителем. Потому как ППД там несколько специфичны — только местные справятся. Именно так — правила там есть, но привыкнуть к ним быстро не получится.

УвеличитьУвеличитьВ процессе подьема в гору была произведена фотосессия. Водила, насмотревшись на мои вчерашние “Стой тут, я щас кадру сделаю”, смирился с судьбой и сам начал тормозить у мест с прикольными видами. Кстати, тормозил грамотно. Как раз возле ресторана и аборигена с кучей животины, от питона и до фламингообразной птицы с большим клювом включительно. Абориген был не робок, живность в руки и на шеи надевал сам, фоткал тоже сам, денежки за все это тоже сам собирал.

УвеличитьУвеличитьСледующей остановкой был храм у горного озера. Был безжалостно осмотрен и местами запечатлен. Вкупе с рядом местных, продававших право съемки своей животинки прямо у тебя на шее, причем животинка была самая разная — до летучей мышки размером с пивной бочонок включительно.

Окончание осмотра храма удачно пришлось на начало дождя. Не ливня стеной, а так себе — пару ведер на асфальт через крупное ситечко.

А минут через двадцать мы въехали на перевал. Дождь мешал выражению фотографических чувств, но на вершинке была некая жрачка, в которой мы и остановились на обед.

УвеличитьУвеличитьПроцесс поглощения еды был недолог, дождь — тоже, но оставалось недопитое пиво в бокале и несделанные снимки. За снимками дело не стало. За пивом — тоже. Тем временем к нашей машине, в которой мирно отдыхал за пакетиком риска с мясом водила, подрулили “местные”. Человека три. Картина была не как во времена бурной молодости, в стиле “Вы с откуда будете?”, а, ввиду нерешительности местных — попроще. Они как-то скромненько походили вокруг машины, позаглядывали в окна. Я тем временем вышел из ресторана и всем своим видом продемонстрировал неудовольствие их поведением на расстоянии. Но им хватило. Народ начал интересоваться типа видами — вроде, как первый раз здесь.

УвеличитьУвеличитьМы — тоже. Побаловали видами себя и камеру, и поехали дальше.

Следующей намеченной на сегодня целью был водопад. Цель сложная, без провожатого — никак. Суть в том, что после ряда симптоматично похожих серпантинных петляний необходимо остановиться на одном из ничем от других не отличающемся повороте и, бросив там машину, побрести вниз по замаскированной в стене джунглей тропинке. Провожатый у нас подобрался неплохой, все нужные повороты знал, так что по тропинке к водопаду мы побрели.

Метров через тридцать наткнулись на возвращающегося туриста. В летах дядечка. И в сопровождении трех местных. Сообщил, что водопад хороший. Вода, правда, того — холодновата для купания. Еще метров через сотню был обнаружен хуторок в один дом. Еще через полсотни метров (это все джунглями, по ступенькам вниз) — будка, в которой положено было бы купить билеты на посещение водопада. Мы бы с радостью, но... не было никого в будке. Так что дальнейший спуск был продолжен беспошлинно. Да и спуска того оставалось-то метров пятьдесят.

И был водопад. Горная стена, и где-то метрах в десяти от вершины — пещера, из которой хлещет подземная река. Брызги у подножья — стаями. Но вода — таки холодная. И озерцо в выдолбленной водопадом ложбинке доверия не вселило. Так что от купания воздержались. Зато опять же — пощелкали затвором камеры.

На обратном пути в билетном киоске был обнаружен местный житель. Оплатить пребывание у водопада он не требовал, но мы были добрые и решили таки за посещение заплатить постфактум. Тем более, что цены были копеечные.

Далее следовал подъем по уже знакомому маршруту. И снова встреча с туристами. Судя по всему, график посещения данной красоты крайне прост — одна группа в одно время...

А дальше... А дальше все те же горные серпантины. Только уже — по нисходящей. И так до тех пор, пока местность не выравнялась в преддверии океанического побережья. На этот раз — с северной стороны. Хотя пейзаж от южной отличался мало — те же рисовые посевы, те же прижавшиеся к дороге поселки в одну улицу... Не очень уж крайний местный крайний север — что поделать!

Тем временем мы достигли финиша данного дня — городка Ловина, что на морском берегу на севере Бали. Первым делом — само собой — нахватили отель. На этот раз — тот, что был указан шофером. Поскольку беглый осмотр окресностей навевал мысли о том, что данный отель может оказаться единственным.

Отель располагался вдоль единственной в городе дороги, и, согласно заверениям хозяина, владел куском пляжа. В комнатке располагались кондиционер и холодильник, да и общий вид внушал доверие. О том, что за этим скрывалось, мы узнали всего через несколько минут.

Вечер. Ловина.

Ось це, це, це, це, це райцентр,
Як я мрiяв колись про це ...
(c) как там его,
Пiду втоплюся... пел?

Помимо проблемы с ночлегом существовала еще одна. Местные деньги. Их надо было где-нибудь срочно обменять. Приличные отели меняют валюту прямо на входе. Приличные отели на Бали — не всегда. В данном случае — не меняли. Хозяин сказал, что обменка “вон туда по дороге, метров пятьсот”. И тут же предложил арендовать мотоцикл. Возражение, что, мол у меня прав нет ,отмел решительно. Чуть позже я буду иметь возможность убедиться, что здесь на мотоциклах разъезжают все, начиная с пятилетнего возраста. Однако мой опыт вождения двухколесого моторного зверя вкупе с виденным на местных дорогах однозначно указывал на то, что ехать мне до ближайшего аборигена. А дальше — столб, канава, больница. Нет уж, я лучше ножками поброжу! И побрел.

Здорово. Ощущения детства. Попал в город Мосты, Гродненской области, Беларусь. Разве что пальмы кругом, да море за огородами. А так... Одноэтажные домики. Стадо коров через дорогу (коровы, правда неправильные — с закругленными рогами). В общем — много чего похожего. Но самое главное — сложноописываемое деревенское спокойствие. Кто не знает — не поймет.

Метров через триста спросил еще раз про обменку. Еще раз услышал про полкилометра. Благо, направление было то же. В этот раз с расстоянием обошлись правильнее.

Обменку узнал сразу. Эдакий клуб. Этаж один, но тут не жилой дом, а ателье. На полу перед включенным телевизором лежит девчушка лет четырнадцати и чего-то шьет. За стойкой — дама лет тридцати пяти. Вокруг — стремный элемент из местных. Все норовят сдать транспорт. Или прокатить. Обе ипостаси обозначаются строго одним словом “транспорт”. Так и кричат, завидев любого белого: “Транспорт, сэр!” Отмахиваешься, как от мух. И еще вопрос, кто назойливее.

Предложение поменять денежку народ вдохновило вяловато. Дама из-за стойки с презрением посмотрела на импортную купюру, но таки забрала оную и куда-то удалилась. Вернулась минут через пятнадцать. Честные они здесь — смотреть страшно. Ладно, деньги таки поменял и вернулся в отель.

Опосля чего мы собрались купаться. То, что пляж для этого непригоден, было видно по малому количеству аборигенок на нем. Обычно они туда как на работу ходят, в надежде продать саронг, очки, ананас, шлепки, пиво, мороженое и т.д. и т.п. Как мы убедились еще в Куте, выбор услуг у них неописуемый. Тут же было только две, что указывало на то, что туристы туда не забредают. Они вяло предложили саронг и сразу же отстали — редкостное явление!

Пляж был покрыт уже знакомым сереньким песочком. Даже на расстоянии двухста метров от берега вода выше колена так и не поднялась. За сим мы и решили покинуть столь негостеприимный пляж и ретироваться в номер.

Все попытки активизировать холодильник ни к чему не привели. Потом выяснилось, что провод был перерезан. Вот такой радикальный способ сократить потребление электричества гостями! В ванной схожим способом ограничили потребление горячей воды — открутили кран. А чтобы эти гости не пачкали постельное белье, его не постелили. Посмеявшись над хозяйской расчетливостью, мы отправились на поиски продовольствия, что оказалось не таким уж и простым занятием, так как в пять часов обедать уже поздно, ужинать — еще рано. А в отличии от англичан, голландцы не научили своих подопечных пить чай.

Так что прием пищи был сопровожден трудностями в поиске подходящего для сего мероприятия места. Райцентр был тих, как и положено райцентру в небазарный день. А денек-то был, несмотря на 5 вечера — довольно жаркий. Но ничто не в силах растопить желание пожрать! Да и ближе к центру (к тому самому клубу, надо бы сказать) народ становился все сговорчивее и сговорчивее. Короче — сговорились. И, соответственно, поели.

Потом попытались выяснить — это только у нашего отеля пляж плохой, или вообще? Оказалось — что вообще. Весь берег уставлен отелями с пляжами. Везде купаться нельзя. При этом активно предлагают курсы на понырять (в чем, интересно?) и туры на поплавать по открытому морю на катере. Катера стоят брюхом на дне в полукилометре от берега. Чудное море.

Кстати, с наступлением темноты город четко разделился на две части — та, что у пляжа с барами для туристов — там где-нигде лампочки весят, и все остальное — где дорогу подсвечиваешь экранчиком телефона.

Поблуждав в потемках, вернулись в отель и завалились спать.

День четыре. Ловина — горы и вулканы — Кута.

Увеличить

Проснулись рано — часов в семь. Быстренько выполнили утренний моциончик и выбежали на улицу. Там уже околачивался наш водитель. Где ночевал — не ясно. Видимо — в машине. Но помолиться все одно успел — в салоне курился сладковатый запашок местного жертвенного снадобья, а на бардачке примостился походный алтарек. В то же время вынужденно констатирую частичную амнезию данного славного представителя местного населения — он забыл, куда нас везти. Точнее — в очередной раз попробовал предложить поездку на самый восток острова. Мы же тактично, но настойчиво потребовали вулканы и Санур, что на юге.

УвеличитьНебольшой географический экскурс. Кута и Санур — самые известные (они же — самые обустроенные) балинезийские пляжи. Расположены они на юге острова. Причем — сравнительно недалеко — километров пять друг от друга, и, вроде бы, должны быть полностью идентичны, однако на деле море, пляжи и сам стиль мест отличаются друг от друга разительно. Все дело в полуострове, прилепившемся к Бали с юга. Соединен он с главной частью узеньким перешейком. Так вот, Кута находится с западной стороны этого перешейка, а Санур — с восточной. В итоге — санурский пляж — эт на поволяться, а пляж Куты знаменит высоченными волнами, и суть его — серфинг. А поскольку последний свой вечер на Бали мы решили провести в пляжно-курортной обстановке, выбирали из этих двух вариантов. И поначалу решили финишировать в Сануре.

Однако хватит с планами на вечер! До этого самого вечера еще целый день жить, да и до южных курортов — километров сто пятьдесят и все джунглями да горами. Вот по этим самым джунглям да горам мы и начали свой путь.

УвеличитьСначала ехали вдоль моря. Аж до следующего райцентра. Который оказался поболе предыдущего, но туристами не освоен никак. Здесь впервые за все время пребывания на Бали нами были увидены нормальные магазины, а не лавчонки с сувенирами. Дальше — больше. Следующим видением были шеренги местных дамочек с живописными пирамидами фрукты всяческой на головах. Затем потянулись безлюдные кусочки. Даже ставших уже привычными городочков вдоль трасс не было. Дорога же довольно заметно ползла вверх. И доползла до перевала.

Увеличить

Тут выяснилась фишка, которую, впрочем, мы подозревали. На вулкан нас не пустили, а провезли около него — по соседнему перевалу. Вообще-то на этот самый вулкан проводят организованные восхождения народа, но се — процесс длительный, мы бы все пять дней только орагнизацией да гороползанием бы и занимались. Ну и еще можно за денажку на вертолете над кратером полетать. Но — не в этот раз. Бо денежек берут даже больше, чем за слонов. Итог — наслаждайтесь фотками со стороны.

Обещаных в путеводителе воров в горах не встретили. Вниз спускались стремительно. Плюс — пивом в дороге затарились. Так что почти не заметили, как доехали.

УвеличитьУвеличить

На въезде в Куту нас встречало мощное изваяние, видимо, местного Ильи Муромца, мочащего какую-то чешуйчатую животину. Страж правопорядка отличался от мочимого наличием на бедрах клетчатого саронга (се такая местная юбка-подстилка-одеяло, носят все, включая мужиков). Кстати, этот клетчатый саронг — типа кусок формы местных полицейских.

В Куте было жарко, посему было принято решение схватить комнатку с кондиционером, холодильником и горячей водой. Солнце начало было заваливаться за горизонт, потому следующим решением стало пойти искупаться. Вернее, прыгать в волнах. Несмотря на заваленность пляжа телами, вызов волнам решились дать лишь немногие, включая и нас. На этом наш активный отдых завершился и началась его пассивная часть. Мы повалялись на пляже, выпили еще немного пива, прочитали еще несколько страничек нашего чтива (оказалось, что “Мачо не плачут” — книга как раз для пляжа, на случай отсутствия мыслей в голове) и пошли на поиски провианта.

УвеличитьУвеличить

После ужина — полежали в отеле, попереваривали съеденное и таки решили воспользоваться привезенным ноутбуком. Надо напомнить, что в этой дикой стане не нашлось переходника для того, чтобы подзарядить сие устройство. Так что мы перешли в режим строжайшей экономии — не пользовались этим злополучным ноутбуком, а просто таскали его за собой — вещь все же полезная. После всех этих мытарств мы были удивлены, узнав, что он вообще завелся. Воспользовались им своеобразно — как книгой и магнитофоном одновременно. Люблю многофункциональные железяки!

Разрядив батарейку, мы пошли на вторую прогулку по пляжу. Ночью все приезжие набились в прибрежные дискотеки, освободив пляж для пользования местных парочек. Они сидели на саронгах и смотрели на волны. Некоторые стратегически откатились в кусты. Мы тоже расстелили свежекупленный саронг и приземлились на серый песочек. Волны целенаправленно, строем набегали на берег и также организованно отступали. Время от времени над морем пролетали крылатые бочки самолетов. На небе светили незнакомые, но все равно красивые звезды. Наслушавшись шума прибоя, побрели дальше по берегу. Потом вернулись, зашли в ресторан и съели по тарелке супчика. И после этого вернулись в отель — следующий день должен был начаться рано. Кстати, на протяжении всего этого похода ни в одном из заведений не удавалось расплатиться кредиткой. Только наличные.

День пять. Кута — Данпасар — Джакарта — Сингапур.

Увеличить

Самолет на Джакарту вылетал в 11 утра. Опаздывать не хотелось, потому как этому летуну еще предстояло состыковаться с таким же, но Джакарта—Сингапур, и, собственно, доставить нас домой. Посему давешний водитель был подряжен еще и на довезти нас до аэропорта. Водила приехал вовремя, но другой. Младший братан вчерашнего.

Если вы думаете, что приключения на этом исчерпались, то таки зря. Первое — несмотря на видимую крутизну — типа чистые комнаты, холодильник, минибар и бассейн под окном — отель напрочь отказался принимать карточку. Опять наличка. Опять поход к обменке. Благо, в Куте меняют быстро, чем вызывают лютое уважение. Короче, расплатились с гостиницей и погрузились в машину. Машинка являла собой воплощение истинной братской любви, и, судя по всему, была передана во владение младшему брату когда старший купил себе ту, на которой мы колесили давеча. В этой не было кондиционера, оббивки седушек, и заводилась она после ряда шаманских манипуляций под капотом.

Увеличить

Однако до аэропорта этих манипуляций хватило, так что доехали мы без приключений. Но тут же в эти самые приключения вляпались. Началось все с простого — у нас самолет Данпасар—Джакарта, а следовательно, это — внутренний индонезийский рейс. Но поскольку в Джакарте нам не суждено даже выйти из приемника-распределителя тамошнего аэропорта, то для нас — рейс внутренний. Служащие аэропорта в зале местных рейсов полистали наши паспорта (видимо из интереса), почитали содержимое билетов и неопределенно замахали руками — туда, мол, идите, направляя нас в зал международных рейсов. Тут все было еще веселее. Досмотр багажа пассажиров велся презабавнейше. Рядом с лентой дремал служащий аэропорта, а мимо него проезжал багаж. Время от времени сего бюрократа что-то беспокоило, он открывал глаза и рефлекторным движением наклеивал бирочку “досмотрено”. На часть нашего багажа наклеил, а на другую часть его не хватило — Морфей срочно потребовал его присутствия в своем царстве.

Мы зарегистрировали билеты, выяснив попутно, что этот номер рейса был создан для нас. Все остальные пассажиры до Джакарты, летевшие в это же время, этой же “Гарудой”, летели другим рейсом из домашнего аэропорта. Нас такое положение дел позабавило и восхитило — какая забота о клиентах!

Остатками налички нам предстояло заплатить аэропортный сбор. Указатель неопределенно посылал всех в сторону. Проследовав туда, мы увидели окошко с еще одним спящим аборигеном. Спросонья он не понял, чего мы от него хотели, но на всякий случай проверил паспорта. С интересом проверил, подолгу разглядывая визы. И отправил платить наверх. Мы расплатились, и, решив, что в зале ожидания нам делать еще нечего, спустились вниз. Абориген глянул на нас так, как будто был непротив еще раз посмотреть на наши паспорта, но с видимым трудом воздержался.

Мы вышли из здания аэропорта, проигнорировав знак, каравший это “серьезными последствиями”, и позавтракали. Потом вернулись. Таким же рефлекторным движением служащий наклеил вторую бирочку на тот же самый рюкзак, и его опять не хватило на второй. Мы прошли паспортный контроль и стали ждать нашего рейса. Кроме нас в зале ожидания было еще человек пять.

Продавцы из “Duty Free” тем временем разложили на полу пожертвования богам.

В этом аэропорту не наливали. Пришлось лететь всухую. В самолете не налили тоже. Мы стали приходить в отчаяние. Но отчаянье оказалось пунктом удаленным, дойти не удалось.

Уже в Джакарте обнаружилось, что из-за перепадов давления сироп для кашля, купленный накануне для экстренной помощи простудившейся Кате, пролился на билеты и паспорта. Бросились отмывать, одновременно пытаясь найти выпивку. Нашли. Выпили. Время ожидания прошло незаметно. Зато сосед по аэропортному бару не преминул напомнить о своем существовании. Самым что ни на есть отечественным способом — предложил бухнуть с ним виски. При этом к нашему отечеству никакого отношения не имел, а был наоборот — человеком ближневосточным. Но не арабом, а, скорее, персом. Сирия, Иран — вот что-то типа того. При этом имел при себе бутыль виски, кучу свободного времени и намерение добухать эту бутыль тут же, потому как дома, в стране строго мусульманской, ему данную бутыль даже за таможню вынести не дадут. Характер же проявлял компанейский и бухать в одиночестве отказывался. Отказывался и я, предпочитая пиво по причине жары вокруг. В итоге собутыльником сего милого человека оказался сердобольный бармен, пропустивший таки пару стаканчиков на рабочем месте.

Тем временем время нашего прибывания в Индонезии истекло, зато потекло время погрузки в самолет. А там уже царила атмосфера Сингапура — народ рассуждал, что где можно подешевле купить и где — повкуснее, а главное, побольше поесть. Из этих же разговоров узнали, что Бун Чан поступил в Раффлз Колледж, а его сестра — в политех, и что это не так уж и плохо.

Стоило нам приземлиться, как нас всех повлекли на досмотр багажа. Всех поголовно? А то. Все знают, что Южному Соседу доверять нельзя. У них там перевороты, террористы, сепаратисты и землетрясения. Полнейший бардак, короче. Но маникюрный набор у нас уже отобрали, выпивки мы не везли (разве что только внутри, но это уже не в счет), а загибающийся ноутбук не походил на взрывное устройство.

Уже через десять минут мы вышли из здания аэропорта, сели в такси и поехали домой — писать эту повесть.

Ну вот и все. Наша литераторская деятельность ограничена аэропортами назначения. Нас вдохновляет чужая дорожная пыль, а своей в Сингапуре нет. На сей раз довольно, нам надо писать о другом маленьком, но все равно очень интересном путешествии по местам боевой славы цунами.