Hgh, Katz (Сингапур)

Первомайский Куала Лумпур

Поездки, они разные бывают. Бывает — хорошо получится, бывает — наоборот. По-всякому бывает. В этот раз получилось, мягко говоря, не очень. Говорить твердо и удерживать при этом себя в цензурных рамках — по свежим и не очень следам — сложно, [censored].

Причем началось все еще до выезда, который был намечен на вечер пятницы, прямо перед длинными выходными — понедельник, второе мая суть праздник, потому как сразу после первого, коее даже в тропиках празднуют, вот! Но пятница — день рабочий, посему утречком собрал вещи сразу в дорогу и пошел горбатиться. Вот тут-то и подстерег первый удар судьбы. Шастая по автобусам, взбираясь на холмы, на коих стоит институт, бегая по лесенкам в самом институте, не выдержал напряжения и скоропостижно приказал долго жить походный ботинок. С концами. Итог — пришлось возвращаться домой и нахватывать другую обувку.

— Ну и ладно, — подумалось тогда, — зато не надо будет с Катей о месте встречи договариваться да джинсы с собой брать — шортами обойдусь.

Обошелся, и понеслись мы по знакомому маршруту — метро, станция Kranji, и автобус до чек-пойнта. Там — тоже знакомая по прошлым поездкам процедура стояния в очереди и окошечко с улыбающейся девахой-пограничником, выпускающей нас в сопредельную Малайзию.

Времени — восемь часов вечера. Задача — к утру попасть в Куалу Лумпур. Возможны варианты — 4-5 часов автобусом, билет хватается прямо возле чек-пойнта с малайской стороны, автобусы убегают каждые полчаса, но по десять штук сразу, тут же на месте — ворох билетных агенств, клиентов друг у друга выхватывают, и так — до половины одиннадцатого ночи, или попытаться оседлать поезд, который хоть и будет тарахтеть часов десять, да еще и опоздает по азиатской привычке, но зато прибудет в КЛ утром раненько, не надо будет ночью гостиницу искать. Воображение бодро рисует купейную полку и несколько часов крепкого посапывания. В мыслях начинаю прикидывать, как бы половчее уложиться да вещички попрятать.

Первое, на что обращаем внимание в Джохоре — толпы, нет, толпы и толпы народа. Предпринимаем робкую попытку обзавестись билетами на поезд — фигушки, даже сидячих мест в общем вагоне нет. Бежим к автобусным агенствам. Там творится странное — никто клиента за руку не хватает и призывно не орет. Наоборт, вяло так, как от мух назойливых, отмахиваются — нет мест, мол. Билеты все ж таки находятся, но по удвоенной цене. Причем — только два, и “на сейчас”. С временем отхода автобуса, кстати, не обманули, что, вообще-то редкость.

УвеличитьУвеличитьИ потекла ночная малайская дорога под колеса. Ехали бодренько, с одной обязательной (хы-хы, поесть!) остановочкой. И текла она ровнехонько, аж до того момента, когда до КЛ оставалось километров пятьдесят. Тут дорожка завихляла, зазаносила и, в итоге, стала у придорожной атвозаправки. Автобус — тоже. Стоим, ничего не делаем, водила в движке ковыряется. Часики тикают. Дело уже к двум ночи подбирается. Водила уже не ковыряется в движке, а о чем-то увлеченно трепется по телефону.

Дотрепался до того, что остановился проходящий автобус и подобрал часть путников, лишенных средств передвижения. В этом автобусе на нас смотрели как на врагов народа и разорителей рыбалок — еще сядем на их места... В три часа ночи таки доехали и высадились у автовокзала. Находчивый таксист предложил отвезти в аэропорт — это, повторяю, в три часа ночи, а аэропорт — в 80 км от города. Увидев отсутствие заинтересованности, решил подкинуть до отеля. Какой у таксистов вкус в отелях, мы еще помнили по приключениям на Бали и отказались.

В двух первых отелях, поглядев на наши засаленные шорты и неумытые лица вместо списка свободных комнат, нам отказали сразу. В третьем отеле, звавшимся по-молодецки "Nova" и имевшим кафе "Casanova", решили, что одну ночь подержать нас можно, и пустили, строго предупредив, что всего лишь на одну ночь. Впрочем, на следующий день мы убедились, что служителям отелей, так же, как и таксистам, доверять нельзя.

Из-за всех передряг наши организмы решили, что рабочий день уже начался, и никак не хотели укладываться досыпать. Зато когда наступило уже настоящее утро, они некоторое время сопротивлялись такому положению дел. Все же пробудились, захлопали глазами, защелкали зубами и пошли завтракать. Одновременно выяснилось, что эта смена служащих отеля согласна продержать нас еще один день. Но всего лишь один. Может, это у них вместо “желаю приятно провести время” говорится? И мы остались.

А поскольку в КЛ мы приехали не просто отдыхать, то прямо с утра у нас было дело — поехать в Музей Монет и купить три набора “Coins in Education”. Поскольку музей этот находится в Центральном Банке (“Bank Negara Malaysia”), то таксист долго пытался нас убедить, что по субботам сие заведение не работает, но в КЛ есть замечательный зоопарк, птичий парк и прочие увеселительные заведения. С некоторым трудом нам удалось настоять на том, что нужен музей и что только в нем можно купить вожделенные монетки. Может, от обиды, а может, от того, что тут так принято — туристы, они все равно не разберутся — таксер зарядил червонец ринггит за пару километров пути. Все же в банк мы попали.

УвеличитьВошли через боковой вход, где с нас потребовали паспорта в обмен на пропуска. И с этими пропусками уже прошли в музей. В этот день там проводилась экскурсия школьников, которые решили потратить время, отведенное на посещение, на покупку сувениров. Скептически поглядев на толкучку у магазинчика, где нам предстояло совершить покупку, двинулись бродить по музею. При осмотре музея мы убедились, что с деньгами в Малазии было хорошо — чуть ли не у каждой деревни — своя валюта — круглая, квадратная и даже в форме зверюшек. При смене короля или королевы в Англии выходили новые купюры. А с экспортом каучука появились “резиновые деньги” — купоны на экспорт, которые обеспечивались не золотым, а каучуковым запасом.

УвеличитьК этому моменту очередь рассеялась, и мы шокировали охрану, изъявив желание купить не одну и не две монетки, а целых три набора. При этом обнаружилось, что музей монеток принимает только наличку (любят монетки), которой у нас в достаточном количестве не имеется. Пришлось спрашивать о ближайшей обменке, которая оказалась в соседнем магазине.

Большая территория страны вконец испортила этих детей природы. О том, что существует городская планировка, в сей райской стране никто не слыхал. Да и зачем эту землю планировать, экономить? Короче, не смотря на то, что до ближайшего магазина можно было добросить камнем, шли мы туда минут двадцать. Сначала была непереходимая дорога. Потом — речка без моста. В конце концов обменку нашли.

На обратном пути выяснилось, что а) паспорта менять на пропуска совсем не обязательно, если заходить через другой вход, б) банкомат находился прямо у выхода из музея.

Купив необходимое количество наборов монет и оставив продавцов в раздумьях о цели такой покупки, мы задумались о дальнейшей программе. С одной стороны — есть что посмотреть, с другой стороны — жарко. Жара победила, и мы отправились в отель. Только в этот раз на метро.

Как бы нИ учили нас журналы в глянцевых обложках, что самый лучший отдых — активный, иногда бывает необходимо уехать из дому в столь экзотическое место, как КЛ, всего лишь для того, чтобы пожить в отеле, попить пиво, полежать на кровати, посмотреть в окно и почитать книжку. Из-за какой-то странности человеческой природы такие простые действия перестают получаться дома. Правда, нам потребовалось два дня, чтобы выяснить столь простой закон.

УвеличитьА тем временем солнышко двинулось по своим солнечным делам в утреннюю Европу, оставив страну детей природы без надзора своего жгучего ока. Дети природы стали расходиться на вечерний отдых, а дети цивилизации начали выползать из своих пятизвездочных укрытий, дабы вкусить райских плодов. Сии райские плоды готовили у нас под окнами и назывались они камбалами, креветками и лобстерами. Готовили их китайцы — малайцы, видать, боялись темноты.

Подкрепившись, мы пошли изучать город пешком. Сделав небольшой круг почета (сказалась городская планировка), нашли центральную улицу. По злой случайности захотелось посидеть с бутылочкой вина и только вина. А вино в мусульманской стране, как известно, вещь запрещенная и по сему редкая. Во встречающихся на каждом шагу ресторанчиках на нас смотрели как на идиотов. Но в одном таки откопали вожделенную бутыль.

Домой нас вез таксист, выкладывающий различные иностранные монетки, полученные от клиентов, на переднюю панель. Вез по счетчику, что в Малайзии большая редкость. К сожалению, новых монеток в коллекцию мы внести не смогли — за долгое пребывание в Сингапуре остались только местные доллары. Зато выдали ему малайских монеток в качестве чаевых.

Утром следующего дня надумали осмотреть разрекламированые в путеводителе пещеры. До них должен был ходить один из городских автобусов, чью остановку нам предстояло найти. Покружив по центру, мы обнаружили массу автобусных остановок без единой, увы, таблицы с номерами останавливающихся автобусов и мужика, мучавшего змей на глазах у публики. А тем временем солнце всходило над горизонтом, нагревая асфальт и подгоняя припозднившихся пешеходов в укрытие. Мы же решили искать спасение в кондиционированом автобусе домой.

Поездка назад прошла без приключений, что неудивительно при их плотности за прошедшие два дня. Приехав домой, долго отдыхали после “отдыха”, смеялись и писали отчет. Особо долго получилось с отчетом — восемь месяцев на пару страниц.